Тема недели

На сегодняшний день в отечественной туристической отрасли наблюдается ситуация повышения конкуренции. Увеличивающиеся число мини-отелей, гостевых домиков и частных апартаментов перетягивает на себя большую часть гостей, ранее предпочитающих останавливаться в крупных отелях и гостиницах. Это происходит из-за практически одинакового уровня сервиса и условий проживания в различ

Размещено:

Новинки магазина

Смеситель для умывальника без д/к, гибкая подводка G 3/8"
от 1250 р.
Смеситель для раковины на одно отверстие металлические рукоятки с те...
от 3480 р.

​Что лучше коммерческие станции или орбитальные отели?

Первый космический турист появился 15 лет назад. Им оказался Dennis Anthony Tito — предприниматель из США. До момента своего полёта в космос он работал в NASA и всю жизнь мечтал о таком путешествии. В итоге его мечта сбылась, и «Союз ТМ-32» доставил его на орбиту.

Западные писатели-фантасты были первыми, кто задумался об извлечении коммерческой прибыли из космических полётов. Они пытались заглянуть в будущее и привнести в него своё знание об окружающей их действительности. Андре Нортон написал произведение «Саргассы в космосе». В нём описано далёкое будущее, в котором Космофлот занимается межзвёздной коммерцией. У звездолётчиков высокие зарплаты, премии за дальние полёты и доставку «товаров» из других миров, которые высоко ценятся на планете Земля. Всё это казалось автору вполне естественным.

Но настоящая жизнь немного другая. Конечно, у астронавтов и космонавтов большие доходы, но их деятельность нельзя назвать бизнесом. Коммерциализация космоса началась не с полёта человека, а с запуска спутников связи и с дистанционного зондирования Земли. Полёты человека финансировались из государственного бюджета и не ставили цель заработать денег. Но в настоящее время коммерческая составляющая пилотируемой космонавтики становится всё более реальной.

Американцы первыми собирались брать деньги с непрофессиональных астронавтов за полёты в космос, но россияне оказались проворнее. В декабре 1990 года и в мае 1991 года на станции «Мир» побывали первые коммерческие космонавты: японский тележурналист Тоёхиро Акияма и британский химик-кондитер Хелен Патриция Шарман, которые выложили за своё путешествие очень приличные суммы. В то время как на американских шатлах правительственные чины, представители науки и индустрии летали совершенно бесплатно.

Тоёхиро Акияма был первым космонавтов Японии и 239-м космонавтов мира.

Практическая реализация идеи туристических космических полётов была начата сотрудниками MirCorp Ltd. (российско-американским предприятием, созданным РКК (ракетно-космической корпорацией) «Энергия» и компанией Gold & Appel Transfer S.A. со штаб-квартирой в Амстердаме).

В конце 1991 года российское правительство передало орбитальный комплекс «Мир» в аренду РКК «Энергия». С американской стороной были достигнуты договорённости и по программе «Мир-Шаттл» за три года визитов на станцию NASA было перечислено 500 миллионов долларов на обеспечение жизни комплекса. Было выполнено 11 запусков шатлов и совершён совместный полёт корабля «Союз ТМ-21». Американские астронавты совершили 7 экспедиций на борту «Мира» и провели в космосе более 1000 суток. Они получили ценный опыт длительного пребывания на орбите, необходимый для строительства МКС.

Когда был запущен первый модуль новой станции, полученные деньги закончились и с 1999 года российское правительство разрешило завершение эксплуатации «Мира» с использованием внебюджетных источников.

В 2000 году в экспедицию на «Мир» компания MirCorp отправила двух космонавтов: Александра Калери и Сергея Залётина. Для этой цели были использованы деньги, полученные от частных инвесторов. Космонавты 70 суток пытались оживить российскую станцию, так как на неё были большие планы. Jeffrey Manber — президент MirCorp был уверен, что в течение ещё многих лет станция будет «единственным средством коммерческой эксплуатации космоса человеком». На станции собирались создать интернет-портал с круглосуточной демонстрацией видов Земли из космоса. Планировалось привлекать деньги с помощью рекламы из космоса и использовать «Мир» в интересах шоу-бизнеса. Представители компании собирались работать с комплексом на протяжении 2-5 лет в зависимости от его технического состояния и послать на орбиту американского бизнесмена Денниса Тито.

Но этого не случилось, Сергей Залётин и Алексей Калери были последними. Эти космонавты участвовали в последней 28-ой экспедиция на «Мир».

Реализация глобальных планов по обновлению «Мира» требовала запусков «Союзов» и «Прогрессов», которые строились для МКС (Международной космической станции). Лишнего ничего не было. Поэтому победила суровая реальность. Атмосфера Земли «вспухла» из-за солнечной активности, и орбита станции стала снижаться. Несмотря на то, что капиталовложения MirCorp в проект составляли сумму в районе 40 миллионов долларов, надо было срочно найти ещё 170 миллионов долларов. А их быстро не собрать, поэтому 23 марта 2001 года станцию «Мир» пришлось затопить.

Однако Тито всё же побывал в космосе. Это произошло благодаря фирме Space Adventures Ltd. (Космические путешествия), которую основали в 1997 году Eric C. Anderson, Mike McDowell и Peter Diamandis в штате Вирджиния.

Тогда была основана первая в мире космическая туристическая компания. Сначала она предлагала для своих клиентов подъём в стратосферу на российских потребителях МиГ-25, туры на космодром Байконур, наблюдение за пусками ракет «Союз» и полёты в невесомости на летающей лаборатории Ил-76К. В 1999 году компания подписала договор с Российским космическим агентством на организацию коммерческим полётов на МКС частных граждан. Но первый космический турист был отправлен туда только 28 апреля 2001 года, им как раз и оказался Деннис Тито. На станцию он был доставлен на космическом корабле «Союз ТМ-32», провёл там время до 6 мая и благополучно прилетел обратно на Землю на корабле «Союз ТМ-31». Точная сумма сделки не раскрывается, но есть информация, что полёт обошёлся туристу не меньше, чем в 20 миллионов долларов.

После Тито на станции побывало ещё 6 космических туристов (все из них предприниматели). MarkRichardShuttleworth — гражданин ЮАР и Великобритании, AnoushehAnsari, GregoryHammondOlsen, CharlesSimonyi и RichardAllenGarriott из США, Guy Laliberté из Канады. При этом CharlesSimonyi побывал на станции целых 2 раза: в 2007 и в 2009 годах.

Космический туризм развивался сложно, поскольку соглашение об эксплуатации МКС не предусматривало полётов непрофессиональных космонавтов. Кроме этого, существовала квота пребывания на борту. Сначала строительства NASA было категорически против того, чтобы на станции находились посторонние лица, так как она считалась чисто научной лабораторией. От Тито потребовали расписку о готовности оплатить возможный ущерб, причинённый по его вине. Он согласился и пошутил, что обязательно заплатит за то, что сломает, а если он сломает всю станцию, тогда он её купит.

Юридические моменты, связанные с международным статусом МКС, не давали возможности полностью препятствовать предложениям, связанным с космическим туризмом. Но в тоже время, российская сторона не хотела портить отношения с партнёрами, так как от них очень много зависело, как в финансовом плане (постройка орбитального комплекса), так и в более глобальном плане (положение российской космонавтики).

Поэтому миссия первого космического туриста едва не рассорила основных партнёров проекта МКС — США и Россию.

4 сентября 2001 года РКК Энергия» и компания MirCorp подписали соглашение о создании Mini Station 1 (автономной посещаемой станции на основе действующих технологий и элементов российских станций и космических кораблей). Планировалось, что это будет «отель в космосе», в котором будет базовый жилой модуль и транспортный корабль «Союз ТМА» со сроком эксплуатации 15 лет. На борту станции будут одновременно находиться 2-3 человек в течение трёх недель, которые будут меняться. Для такого графика работы достаточно одного «Прогресса M1» и одного «Союза ТМА» в год. В проекте было обозначено, что станцию запустят на орбите рядом с МКС, используя ракету «Союз-У2». После этого она совершит самостоятельный полёт и сможет пристыковаться к российскому сегменту.

Корабль «Союз ТМА» вместе с туристом на борту, сначала присоединится к Mini Station 1, а после полетит на МКС. На обратном пути он снова сначала произведёт стыковку с «космическим отелем» для того, чтобы возвратить на Землю побывавших на орбите туристов.

Было задумано, что эксплуатация станции будет включать коммерческие полёты богатых граждан и эксперименты по заказу государства и частных компаний. Руководство MirCorp собиралось убедить NASA, ЕКА (Европейское космическое агентство) и других партнёров в том, что необходимо выполнять коммерческие научные и технологические эксперименты на борту МКС до того, как будет запущена Mini Station 1. При этом называлась предварительная дата запуска 2005-2006 год.

В основе этого проекта был космический туризм. Космическими туристами могли стать любые заинтересованные лица, у которых много денежных средств, хорошее здоровье и есть мечта совершить путешествие в космическое пространство. Финансировать мини-станцию собирались из негосударственных источников. Поиском инвесторов и заказчиков должна была заниматься MirCorp, а строительством — PKK «Энергия». Разработка проекта, изготовление материальной части и запуск оценивались в сумму 100 миллионов долларов.

Этот проект был подвергнут критике фактически с момента его презентации. Сергей Авдеев — космонавт, участвующий в третьем полёте на «Мир, говорил о том, что создать окупаемую космическую станцию равносильно тому, что посеять пшеницу и затем есть хлеб. Он не верил в космический туризм и считал его развлечением для единиц. Частная станция себя не окупит и космос по силам только государству.

Смущала и экономическая сторона. Михаил Синельщиков — начальник управления Росавиакосмоса опасался, что такую огромную сумму найти не удастся, так как 100 миллионов долларов — это ориентировочная стоимость станции. Он вспомнил как долго пытались спасти «Мир», но тогда удалось найти намного меньше денег, хотя станция была рабочая и найти инвесторов было легче.

Желание совместить создание Mini Station 1 с работой на МКС казалось необоснованным. По мнению экспертов, челночные рейсы «Союзов» могли стать причиной серьёзного конфликта. По сравнению с ними путешествие первого космического туриста показалось бы невинной шуткой. В итоге денег на разработку проекта собрать не смогли и про него решили побыстрее забыть.

Однако, несмотря на заявления официальных лиц, идею о создании туристической космической станции поддержал миллиардер Robert Bigelow — владелец сети недорогих гостиниц Budget Suites of America и основатель стартапа Bigelow Aerospace, который был создан в 1999 году в штате Невада. Он предназначался для строительства космических отелей, орбитальных заводов и исследовательский лабораторий.

Туристическая космическая станция представлялась им как автономный объект или модуль, пристыкованный к МКС. Роберту Бигелоу понравился проект надувного модуля TransHub, разработанного по заказу NASA. Этот модель легко трансформировался и имел несколько положений.

В транспортировочном положении модуль компактен, в рабочем состоянии его объём многократно увеличивается. Работы по этому направлению вёл отдел пилотируемых систем Космического центра имени Л. Джонсона. В 1989 году, президент Джордж Буш старший объявил о старте программы SEI (Space Exploration Initiative) по освоению Луны и Марса. Тогда же был опубликован проект корабельного жилого модуля TransHab, объёмом 342 м3, в нём астронавты должны были находиться во время полёта к Марсу и обратно. Особенностью модуля была оболочка из чередующихся слоёв майлара и кевлара, обволакивающих мягкий воздушный баллон внутри которого поддерживалась нормальная атмосфера. Оболочка становилась жёсткой уже в космосе, когда заполнялась газом и была типовой для надувных модулей.

В 1993 году в США произошла смена администрации и эту космическую программу закрыли. Однако, работы, связанные с проектом TransHab, продолжились, но были связанны уже с МКС. Теперь надувной модуль рассматривался в качестве альтернативы жёсткому жилому модулю Tranquility. Преимущества надувных конструкций перед традиционными были в большом обитаемом объёме и в меньшей массе при равной безопасности и надёжности. Эта разработка стоила слишком дорого, и в 1999 году Конгресс запретил NASA расходовать средства на создание любой надувной конструкции, способной вмещать людей в космосе.

Bigelow Aerospace приобрела патенты по надувным модулям и в 2006–2007 годах вывела на орбиту Genesis I и II, с объёмом 11,5 м3 каждый и внешними камерами. Запуск был произведён с помощью российской ракеты «Днепр». Это были экспериментальные беспилотные аппараты, являющиеся прототипами модуля BA-330 с объёмом 330 м3, результат развития проекта TransHab. Их радиоэлектроника проработала в 4 раза дольше, чем планировалось: 2,5 года вместо 6 месяцев. Они до сих пор летают в космосе в надутом состоянии.

К 2013 году Бигелоу удалось вложить в компанию 250 миллионов долларов и в следующем году он собирался развернуть на орбите частную станцию BCSS (Bigelow Commercial Space Station), которая называлась Skywalker в честь персонажа «Звёздных войн» и состояла из двух модулей ВА-330. Помимо туристов, космический отель мог бы пригодиться и для учёных, например, для экспериментов в условиях микрогравитации. Но сроки запуска не были выдержаны, в основном, из-за задержки создания коммерчески доступных транспортных средств. Ими должны были стать космические корабли CST-100 Starliner и Crew Dragon, на которые посетителя и персонал смогли бы добраться до космического отеля.

Michael Gold — перешедший с места старшего советника NASA по коммерциализации космоса на место директора отделения операций и развития бизнеса Bigelow Aerospace, в августе 2015 года сделал официальное заявление. Он рассказал, что в планах компании была подготовка первого модуля BA-330 к запуску в конце 2017 года. Но в апреле 2016 года стало известно, что будет подписан контракт с ULA (United Launch Alliance) — провайдером пусковых услуг и в 2020 году должен будет произойти запуск BA-330 ракетой Atlas V. Роберт Бигелоу заявил, что ведутся переговоры с NASA о возможности стыковки этого модуля с МКС.

За последние несколько лет, мнение официальных кругов относительно космических «отелей» и надувных обитаемых конструкций изменилось. 20 декабря 2012 года произошло подписание контракта между Bigelow Aerospace и NASA. Его стоимость составила 17,8 миллионов долларов. В апреле этого года на МКС был отправлен модуль BEAM (Bigelow Expandable Activity Module). Его отправили в грузовом отсеке автоматического корабля Dragon. В следующем месяце его надули до рабочего объёма 16 м3 и в этом состоянии он будет работать в течение двух лет. За это время 4 раза в год внутрь него будут ходить астронавты, проводить работы в модуле в течение нескольких часов и проверять его внутреннее состояние. Но основную часть объективной информации о статусе надувного «модуля» даёт автоматическая система наблюдения.

Специалисты Bigelow Aerospace говорят, что их конструкции намного легче жёстких. Так, масса BEAM составляет всего 1360 кг, в то время как масса стыковочного модуля Unity, используемого на МКС сейчас составляет 11793 кг. Но это также связано с тем, что объём Unity намного больше — он более 80 м3 и в нём очень много разной аппаратуры.

В России — на родине космического туризма интерес к орбитальным отелям не ослабевает. 5 лет назад на аэрокосмическом салоне МАКС-2011 корпорация «Энергия» и частная компания «Орбитальные технологии», созданная в 2009 году Сергеем Костенко (главой российского представительства Space Adventure презентовали масштабный макет ККС (коммерческой космической станции), предназначенный для научных исследований и экспериментов в условиях микрогравитации, пилотируемых коммерческих полётов и развития космического туризма.

Кроме этого эксперты были уверены, что станция сможет стать дублёром МКС, а также убежищем для международного экипажа, если возникнет аварийная ситуация.

По своей концепции ККС во многом схожа с Mini Station 1. Разместить её планировалось примерно в 100 км от МКС, чтобы минимизировать затраты, связанные с доставкой экипажа и грузов от одной станции к другой. А также в целях увеличения возможности взаимодействия при коммерческом использовании.

В основе конструкции был шлюзовый модуль, разработанный «Энергией» для орбитального пилотируемого сборочно-экспериментального комплекса. В планах разработчиков была идея заменить им МКС и сделать так, чтобы новая станция обеспечивала космонавтам возможность выхода в открытый космос.

Базовый блок со сроком службы в 15 лет планировалось вывести на орбиту с помощи ракеты «Союз-2». К этой станции мог пристыковываться космический пилотируемый корабль «Союз ТМА» или ПТК НП (бывшее название «Федерация»), грузовой корабль «Прогресс М» и европейский ATV. Внутри станции были устроены 4 индивидуальные каюты, но в экипаже КСС могло быть до 7 человек. Было предусмотрено несколько вариантов посещения этого орбитального «отеля»: краткосрочные визиты на срок от 3 до 14 дней, миссии длительностью от 1 до 6 месяцев и сочетание пребывания космонавтов на МКС и ККС.

Это предложение поддержало Федеральное космическое агентство и руководство «Орбитальных технологий» заявило, что у них уже есть несколько клиентов, которые заинтересованы в выполнении работ по медицине, биотехнологиям, материаловедению, дистанционному зондированию и медиапроектам. Но этот проект был остановлен, так как станции не хватало объёмов и у неё был ограниченный набор функции. На различных интернет-форумах люди задавались вопросами относительно туристических возможностей ККС и говорили, что туристам там делать нечего. Разве что смотреть телевизор и общаться в социальных сетях. Но такие вопросы можно отнести к любой реализации космического «отеля».

В настоящее время эта структура может предложить совсем немного: нахождение в космическом объекте, красивые виды из окна, сон в необычном месте, передвижение по гермообъёму, приём пищи и совершение туалета в условиях невесомости, принятие участия в экспериментах, радиосвязь с близкими, оставшимися на Земле и даже выход в открытый космос. На самом деле, это не так уж и мало.

Космический полёт для туриста — это возможность испытать экстремальные ощущения. Но перегрузки при выведении на орбиту и обратное возвращение на Землю носят краткосрочный характер. Смотреть на «Землю в иллюминаторе» бесконечно тоже не будешь. Также необходимо учитывать, что где-то на третьем витке орбитального полёта у людей начинается синдром космической адаптации или «болезнь движения»: тошнота и нарушение работы вестибулярного аппарата и такие неприятные ощущения могут быть в течение нескольких дней.

На самом деле, туристу, желающему получить экстрим, не обязательно жить в космическом отеле, так как нужные ощущения можно приобрести в коротком орбитальном или суборбитальном полёте (не более двух витков). Таким образом, стоимость космического путешествия сможет стать намного меньше, так как в долгих путешествиях потребность в космическом отеле возникает сама собой.

О том, что «билет в космос» чрезвычайно дорогой известно всем. На сегодняшний день именно высокая стоимость является главным препятствием в развитии космического туризма. Реальная цена космического тура на орбиту составляет сумму около 50 миллионов долларов, поэтому такое безумно дорогое путешествие готовы совершить за свои собственные деньги не более 8 человек в год. Эту цифру нельзя назвать туристическим потоком. Также эти 8 человек не смогут окупить проектирование, постройку и содержание орбитальной инфраструктуры в разумные сроки. При современных средствах доставки: одноразовых ракетах и очень дорогих космических кораблях это всё сомнительно.

Может быть в будущем с появлением многоразовых космолётов ситуация изменится и затраты на такие космические путешествия смогут снизиться в несколько раз. Тогда космический туризм сможет быть рентабельным. Но пока в качестве главных клиентов коммерческих станций находятся не физические лица, а организации, которым нужно провести исследования и эксперименты в условиях микрогравитации и космического вакуума в разных областях (медицине, биологии и технологии). В настоящее время только такие организации способны оплачивать доставку своих грузов и экспериментаторов на орбиту и назад на Землю.

В этом году в Сиэтле прошла конференция Newspace-2016. На ней выступал Michael Suffredini — бывший руководитель программы МКС в NASA, занимающий сейчас пост президента коммерческого космического подразделения SGT (Stinger Ghaffarian Technologies). Он заявил о своём намерении построить частную космическую станцию. Для этих целей в январе текущего года была создана компания Axiom Space LLC.

Сафредини уверен, что рынок для такой станции уже есть или вот-вот появится. Созданная им компания провела исследование, которое показало, что объём рынка сможет приблизиться к цифре в 37 миллиардов долларов в период между 2020 и 2030 годом. Потребителями услуг будут коммерческие и правительственные структуры. Он рассказал о намерении работать на низкоорбитальной платформе, которая последует за МКС.

Коммерческий модуль, входящий в состав международной космической станции станет первым шагом на пути к заветной цели. В планах создание модуля, работающего на МКС. Он поможет перейти от исследований к производственной деятельности и будет способствовать реализации проекта по созданию частной космической станции. При этом в свободное от коммерции рабочее время модуль может быть предоставлен для целей NASA.

Компания планирует запуск своего модуля уже через 4 года, что настораживает, так как это очень короткий срок. У Axiom Space LLC есть определённый стартовый капитал и с осени этого года она будет вести переговоры с различными инвесторами. Предварительная защита модуля назначена на январь следующего года. В тот же период произойдёт выбор подрядчиков для его изготовления. В разработке может принимать участие не только американская организация. Заявки будут рассмотрены и от других компаний, которые зарегистрированы в других странах. Пока известно мало подробностей о начинке модуля, есть информация только о внешнем виде. Компания будет использовать только проверенные решения, так как ставит цель заработать деньги на космических полётах. Поэтому ей надо создать такой аппарат, который будет достигать орбиты в самые быстрые сроки. Это будет космический аппарат, созданный на базе надувной технологии, на разработку и постройку которого потребуется некоторое время.

Через несколько лет, по планам не раньше 2024 года, срок эксплуатации МКС закончится, тогда модуль отстыкуется и образует ядро новой коммерческой космической инфраструктуры. К нему будут добавлены различные блоки и аппаратуры, включая шлюзовые камеры, стыковочные узлы, энергетическое оборудование и двигательные установки. Развёрнутая станция будет предоставлять большой спектр коммерческих услуг, начиная от проведения исследований в интересах фармацевтических фирм и заканчивая космическим туризмом.

CharlesMiller — глава компании NexGenSpaceLLC и MichaelGold — директор Bigelow Aerospace по разработкам и развитию бизнеса просят NASA приложить больше усилий для того, чтобы коммерческая деятельность воплотилась в реальность на околоземной орбите.

По словам Миллера, самое загадочное и неопределённое — это научные эксперименты в невесомости. Всё остальное понятно.

Если использовать более дешёвые ракеты-носители ближайшего будущего, например, такие как Falcon 9 компании SpaceX, то это будет способствовать развёртыванию на низкой околоземной орбите коммерческих хранилищ ракетного топлива для дозаправки. Кроме этого, в будущем на орбите смогут собираться геостационарные спутники из заранее запущенных модулей, которые будут отличаться «рыхлой» компоновкой и иметь большие габариты. Такие спутники не надо будет упаковывать перед стартом и подвергать дополнительным нагрузкам, характерным при запуске с Земли.

Постепенно концепция космического туристического отеля на коммерческой станции уступила место орбитальной лаборатории и мастерской. Но и на этом пути сейчас немало проблем.

Одна из них в том, что до сих пор коммерческие пилотируемые корабли и станции пребывают в «серой» нормативно-правовой зоне. Ни у одного правительственного агентства США нет полномочий осуществлять контроль деятельности орбитальных объектов.

По мнению Миллера, переход от МКС к коммерческим орбитальным станциям будет плавным, с небольшим уровнем риска, но имеющим решающее значение, так как текущие планы международных работ связаны с 2024 годом, а до этого не так уж и долго. NexGen Space рассматривает 4 сектора рынка услуг околоземной орбите помимо деятельности NASA:

1)научные исследования в условиях микрогравитации;

2)орбитальная заправка топливом;

3)применение «хабов» — транспортно-перегрузочных узлов;

4)сборка спутников.

Michael Gold говорит о том, что не является поклонником регулирования, но думает, что могут появиться проблемы, если надо будет произвести обзор полезной нагрузки или получить лицензию на запуск. Свою позицию он обосновывает статьёй 6 «Договора о принципах деятельности государств по исследованию космического пространства…», который подписали Россия, США и Великобритания в 1967 году. По этому договору правительства должны вести постоянное наблюдение за космической деятельностью субъектов, находящихся под их юрисдикцией.

В США лицензированием коммерческих спутников дистанционного зондирования занимается National Oceanic and Atmospheric Administration. Телекоммуникационными аппаратами занимается Federal Communications Commission. Существует идея возложить функцию контроля работы коммерческих орбитальных станций на Federal Aviation Administration, занимающуюся лицензированием коммерческих запусков и возвращением аппаратов в атмосферу. FAA согласно, но заявляет, что для этого нужно положительное решение конгресса. Но самая главная проблема пилотируемой коммерческой космонавтики не в сфере нормативов. Проблема в отсутствии денег у NASA и других космических агентств. Вместе с тем коммерческие предприятия, заинтересованные в строительстве и эксплуатации коммерческих орбитальных станций, желали бы видеть в роли «основного клиента», включившего обязательства по государственному финансированию объекта. Такая схема является фокусом нынешний программ национального космического агентства по коммерческой доставке экипажей и грузов на МКС. Таким образом, частные компании, планирующие зарабатывать на пилотируемых полётах, дают себе отчёт, что в скором будущем главным источником доходов будут, в основном, деньги налогоплательщиков.

В свою очередь, NASA не возражает оказаться в роли клиента коммерческой станции. Но так как основной бюджет, выделяемый на пилотируемую космонавтику лимитирован программой Exploration (корабль Orion, создающийся для дальних полётов по заказу NASA и сверхтяжёлый носитель SLS), то на субсидирование такого строительства денег почти нет. В ближайшей перспективе строительство пилотируемых комических кораблей CS-100 Starliner и Dragon V2 создающихся по коммерческой программе доставке экипажей на МКС.

Американские эксперты утверждают, что космическое агентство полюбит ту компанию, которая на свои деньги построит коммерческую космическую станцию и потом предложит на ней место для NASA. Осталось только найти такую компанию.


  источник: prohotel.ru

Комментарии к статье пока отсутствуют. Будьте первым!
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться на портале.

Обсуждение ВКонтакте

Обсуждение на Facebook